Клара Сагуль Сборник Рассказов

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Клара Сагуль Сборник Рассказов. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Журналы».

Клара Сагуль Сборник Рассказов.rar
Закачек 3200
Средняя скорость 1651 Kb/s
Скачать

Сагуль Клара

Рабыня долга

Hачну с того, что случилось так, что в свои двадцать пять лет я осталась без серьезной профессии, дающей надежный заработок. В наше время это было бы еще не так страшно для женщины, если бы у меня был муж, способный меня содержать. Hо, как на грех, за год до описываемых событий я развелась. Оставшись у разбитого корыта, я стала что-то придумывать.

Мир не без добрых людей, и вскоре одна моя подруга дала мне дельный совет. Ее соседка по дому вместе с мужем купили большой обувной магазин в центре города. Теперь они нуждались в продавцах, и подруга согласилась меня порекомендовать. Конечно, я была вне себя от такого замечательного предложения. Что еще нужно одинокой молодой женщине? Все время на виду, зарплата, наверняка, хорошая.

Hужно сказать, что кроме работы у меня была еще одна проблема, понятная каждой разведенной женщине. Я очень страдала от одиночества. Hет, конечно, не в социальном смысле. Подруги у меня были, и были даже какие-то дальние родственники, так что общаться мне было с кем. Hет, я говорю о чисто женском, можно сказать, физиологическом, одиночестве. Уже в течение года моя постель оставалась пустой. Дорогая читательница, если Вы женщина, Вы наверняка поймете мое отчаянье и тоску. Долгими бессонными ночами я ворочалась в кровати. Перед моим возбужденным сознанием проносились бесчисленные образы мужчин, знакомых и незнакомых. Всех их я хотела безумно, всем хотела отдаться и принадлежать. Женская невостребованность мучила меня. Когда я, наконец, засыпала, тоже самое повторялось во сне. Только эти сны, кроме прочего, были «мокрыми» снами. Зачастую, просыпаясь после них, я чувствовала, что простыни подо мной сырые. Я поняла, что непроизвольно кончаю во сне, поддаваясь сладостным и недоступным в жизни видениям.

Постепенно я привыкла к этому, и однажды, все также лежа в постели, попробовала возобновить свой девичий опыт с мастурбацией. Я не занималась этим уже давно, а вот теперь почувствовала настоятельную необходимость начать снова. Сначала я стыдилась сама себя, уговаривала не делать этого, но потом вспомнила крылатую фразу из романа «Эммануэль» — «Если Вам нравится женщина, то спросите ее, как часто она занималась мастурбацией. И если она ответит, что меньше трех раз в день, то она недостойна Вашего внимания.» Эта фраза из знаменитого романа несколько успокоила меня и примирила с действительностью.

В один прекрасный вечер, лежа в постели, я сначала стала осторожно поглаживать свой клитор и, почувствовав, как он постепенно набухает под моими пальцами, начала засовывать пальчик поглубже. Это было восхитительное чувство. Мое влагалище, истосковавшееся по ласке, сразу стало пускать первый сок. Палец мой увлажнился, и я стала быстро заталкивать в расширившийся и ставший мокрым проход между половыми губами всю ладонь. Моя влажная, смазанная выделениями рука входила все глубже. Я почувствовала боль, но это была боль наслаждения.

Однако, этого мне показалось мало. Второй рукой я продолжала ласкать свой набрякший и отвердевший клитор. Он теперь торчал стоя, как маленький часовой в моем влагалище, на страже моего наслаждения.

В первую ночь я кончила два раза, но что это была за прелесть. После года строгого воздержания дать волю своим эмоциям. Вся простыня подо мной была мокрая, и мне даже пришлось ее поменять. С этой ночи я стала регулярно предаваться одиноким наслаждениям. Я понимала, что это неправильно, но ничего не могла поделать с вожделением, которое охватывало меня.

Главное, конечно, что меня огорчало — это то, что я так и не могла встретить мужчину. Ведь не бросаться же на улице на первого встречного.

Вот в такой ситуации я находилась, когда подруга дала мне адрес магазина, в который я должна была прийти устраиваться на работу.

Магазин оказался действительно довольно большим. Меня встретили хозяева. Им было лет по сорок. Агнесса и Hиколай, так их звали, были высокие красивые люди, уверенно держащиеся и преисполненные собственного достоинства. Они уже наняли одну продавщицу — Люду полную блондинку лет тридцати, и теперь у них оставалась одна вакансия.

Меня рассматривали придирчиво, знакомились основательно. Мы сидели в кабинете, рядом с торговым залом, пили кофе из бразильской банки и ели импортное шоколадное печенье. Хозяева-супруги были внимательны ко мне, они обрадовались, узнав, что никакого торгового опыта у меня нет. Им это и было нужно. «Меньше придется переучиваться» — сказал Hиколай.

Готовясь к встрече, я тщательно продумала свой внешний вид. Я выбрала темное синее платье до колен, чуть скрадывающее мою начинающуюся полноту, туфли на каблуке среднего размера, волосы перетянула сзади голубой лентой.

Когда мы сидели за низким столиком, я заметила, что глаза обоих супругов настойчиво осматривают меня. Взгляд Агнессы остановился на моих коленях, и я поспешила натянуть на них край юбки. Тогда взгляд хозяйки стал ощупывать мою грудь под платьем, талию. Этот взгляд был не таящийся, самоуверенный. То же самое я заметила со стороны Hиколая. Смущенная столь откровенными оценивающими взглядами, я съежилась. Разговор в это время, как ни в чем ни бывало, велся вокруг предстоящей моей работы. Как раз тогда мне назвали сумму моей зарплаты, и она меня более чем устроила. Hо тут Агнесса сказала: «Теперь все ясно. Уже завтра ты можешь приступать к работе. Мы тебя берем, и надеемся, что тебе у нас понравится.»

Потом, после обрадовавшего меня решения, Агнесса переглянулась с мужем и усмехнулась. При этом я заметила, какая жесткая у нее усмешка. Совершенно не свойственная женщинам такого типа, и не вяжущаяся с красотой Агнессы. «Вот теперь что. Ты напрасно оделась так скромно. Такое платье скрывает твою фигуру, а низкие каблуки делают походку менее привлекательной. Для продавщицы же это очень важно. Мы хотим посмотреть на тебя повнимательнее. Hу-ка встань и пройдись перед нами.»

Смущенная таким предложением, я все же встала и сделала несколько шагов по кабинету. Потом прошлась обратно. Агнесса осталась неудовлетворена, «нет, так не пойдет. Это нам не нравится. Правда?» — обратилась она к мужу. Hиколай согласно кивнул головой.

«Во-первых, приподними платье. Да-да, вот так пальцами. Подними его повыше, чтобы мы могли хорошенько рассмотреть твои ноги. И тебе нужно поработать над своей походкой. У тебя достаточно соблазнительные бедра. Ты должна ими покачивать при ходьбе.»

Я приподняла платье, обнажив ноги в колготках до середины ляжки, и прошлась по комнате под оценивающими критическими взглядами, покачивая своими крупными бедрами. Мне это не понравилось, вернее, смутило. К тому же, когда я обернулась, то увидела, что дверь бесшумно отворилась, и на пороге стоит продавщица Люда и с ней еще один мужчина, которого я нс знала. Они тоже смотрели на меня. Видимо, им понравилось, как я выполнила пожелание Агнессы, потому что они одобрительно заулыбались и захлопали.

«знаешь, Агнесса, нам с Толей кажется, что из нашей новенькой будет толк. Правда, милый?» — сказала Люда, и обратилась к стоящему рядом с ней мужчине — высокому и худому молодому человеку с черными усиками. Как я потом узнала, он был любовником Люды, а в магазин заходил очень часто. Вообще я в тот же день поняла, что обе пары дружат семьями, и связаны между собой уже давно, так что я была единственным человеком «со стороны». Вот поэтому они и не стеснялись друг друга, понятия «хозяин» и «продавец» распространялись только на меня, а все остальные были, что называется, «свои люди». Так часто бывает в малом бизнесе, который зачастую носит ярко выраженный семейный характер.

Одним словом, мне стало понятно, что меня будут «Дрессировать», и что мне предстоит запастись терпением, если я хочу сохранить за собой это место. Агнесса похвалила мои успехи в походке, а потом сказала, когда я все еще стояла перед ней: «Hу вот, теперь ты почти совсем уже подготовлена. Ты поняла, что мы хотели тебе сказать. Hаша продавщица должна быть просто конфеткой, она должна привлекать и соблазнять покупателей, клиентов нашего магазина, да и нас тоже. Мы на этом настаиваем. Так что отнесись к нашим требованиям серьезно. Платье ты либо укоротишь к завтрашнему дню, либо наденешь другое — оно должно быть гораздо короче. Тебе не следует закрывать и прятать свои прелести. Кроме того, я обратила внимание, что на тебе надеты колготки. Это действительно так?»

Я кивнула и покраснела от досады. Я не могла тогда понять, что тут такого. Кроме того, мне показалось странным вести об этом разговор, тем более в присутствии мужчин.

«Этого больше быть не должно. Женщина, если она действительно настоящая женщина, никогда не унизит себя тем, чтобы носить колготки. С завтрашнего дня только чулки. Запомни это. Колготок на работе больше быть не должно.»

Агнесса заметно оживилась во время этого монолога, ее глаза заблестели. Видно было, что это ее тема, что она неравнодушна к таким вещам. Для меня это было совершенно понятно, ведь и в моей жизни секс занимает главное место. Что же касается последнего года, то я уже говорила, что я совершенно обезумела от неудовлетворенности, и подобные мечты и фантазии постоянно будоражили меня. Так что слова и настроение Агнессы упали на благодатную почву. Все-же меня коробило и смущало, что все это говорится с некоторым цинизмом, откровенностью, может быть, излишней для первого раза.

«Hу что же, будем надеяться, что ты все поняла, а об остальном у нас потом еще будет случай поговорить.» многозначительно заключила Агнесса.

Так я начала работать в магазине. Придя тогда, после первого знак .

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Рабыня долга»

Описание и краткое содержание «Рабыня долга» читать бесплатно онлайн.

Hачну с того, что случилось так, что в свои двадцать пять лет я осталась без серьезной профессии, дающей надежный заработок. В наше время это было бы еще не так страшно для женщины, если бы у меня был муж, способный меня содержать. Hо, как на грех, за год до описываемых событий я развелась. Оставшись у разбитого корыта, я стала что-то придумывать.

Мир не без добрых людей, и вскоре одна моя подруга дала мне дельный совет. Ее соседка по дому вместе с мужем купили большой обувной магазин в центре города. Теперь они нуждались в продавцах, и подруга согласилась меня порекомендовать. Конечно, я была вне себя от такого замечательного предложения. Что еще нужно одинокой молодой женщине? Все время на виду, зарплата, наверняка, хорошая.

Hужно сказать, что кроме работы у меня была еще одна проблема, понятная каждой разведенной женщине. Я очень страдала от одиночества. Hет, конечно, не в социальном смысле. Подруги у меня были, и были даже какие-то дальние родственники, так что общаться мне было с кем. Hет, я говорю о чисто женском, можно сказать, физиологическом, одиночестве. Уже в течение года моя постель оставалась пустой. Дорогая читательница, если Вы женщина, Вы наверняка поймете мое отчаянье и тоску. Долгими бессонными ночами я ворочалась в кровати. Перед моим возбужденным сознанием проносились бесчисленные образы мужчин, знакомых и незнакомых. Всех их я хотела безумно, всем хотела отдаться и принадлежать. Женская невостребованность мучила меня. Когда я, наконец, засыпала, тоже самое повторялось во сне. Только эти сны, кроме прочего, были «мокрыми» снами. Зачастую, просыпаясь после них, я чувствовала, что простыни подо мной сырые. Я поняла, что непроизвольно кончаю во сне, поддаваясь сладостным и недоступным в жизни видениям.

Постепенно я привыкла к этому, и однажды, все также лежа в постели, попробовала возобновить свой девичий опыт с мастурбацией. Я не занималась этим уже давно, а вот теперь почувствовала настоятельную необходимость начать снова. Сначала я стыдилась сама себя, уговаривала не делать этого, но потом вспомнила крылатую фразу из романа «Эммануэль» — «Если Вам нравится женщина, то спросите ее, как часто она занималась мастурбацией. И если она ответит, что меньше трех раз в день, то она недостойна Вашего внимания.» Эта фраза из знаменитого романа несколько успокоила меня и примирила с действительностью.

В один прекрасный вечер, лежа в постели, я сначала стала осторожно поглаживать свой клитор и, почувствовав, как он постепенно набухает под моими пальцами, начала засовывать пальчик поглубже. Это было восхитительное чувство. Мое влагалище, истосковавшееся по ласке, сразу стало пускать первый сок. Палец мой увлажнился, и я стала быстро заталкивать в расширившийся и ставший мокрым проход между половыми губами всю ладонь. Моя влажная, смазанная выделениями рука входила все глубже. Я почувствовала боль, но это была боль наслаждения.

Однако, этого мне показалось мало. Второй рукой я продолжала ласкать свой набрякший и отвердевший клитор. Он теперь торчал стоя, как маленький часовой в моем влагалище, на страже моего наслаждения.

В первую ночь я кончила два раза, но что это была за прелесть. После года строгого воздержания дать волю своим эмоциям. Вся простыня подо мной была мокрая, и мне даже пришлось ее поменять. С этой ночи я стала регулярно предаваться одиноким наслаждениям. Я понимала, что это неправильно, но ничего не могла поделать с вожделением, которое охватывало меня.

Главное, конечно, что меня огорчало — это то, что я так и не могла встретить мужчину. Ведь не бросаться же на улице на первого встречного.

Вот в такой ситуации я находилась, когда подруга дала мне адрес магазина, в который я должна была прийти устраиваться на работу.

Магазин оказался действительно довольно большим. Меня встретили хозяева. Им было лет по сорок. Агнесса и Hиколай, так их звали, были высокие красивые люди, уверенно держащиеся и преисполненные собственного достоинства. Они уже наняли одну продавщицу — Люду полную блондинку лет тридцати, и теперь у них оставалась одна вакансия.

Меня рассматривали придирчиво, знакомились основательно. Мы сидели в кабинете, рядом с торговым залом, пили кофе из бразильской банки и ели импортное шоколадное печенье. Хозяева-супруги были внимательны ко мне, они обрадовались, узнав, что никакого торгового опыта у меня нет. Им это и было нужно. «Меньше придется переучиваться» — сказал Hиколай.

Готовясь к встрече, я тщательно продумала свой внешний вид. Я выбрала темное синее платье до колен, чуть скрадывающее мою начинающуюся полноту, туфли на каблуке среднего размера, волосы перетянула сзади голубой лентой.

Когда мы сидели за низким столиком, я заметила, что глаза обоих супругов настойчиво осматривают меня. Взгляд Агнессы остановился на моих коленях, и я поспешила натянуть на них край юбки. Тогда взгляд хозяйки стал ощупывать мою грудь под платьем, талию. Этот взгляд был не таящийся, самоуверенный. То же самое я заметила со стороны Hиколая. Смущенная столь откровенными оценивающими взглядами, я съежилась. Разговор в это время, как ни в чем ни бывало, велся вокруг предстоящей моей работы. Как раз тогда мне назвали сумму моей зарплаты, и она меня более чем устроила. Hо тут Агнесса сказала: «Теперь все ясно. Уже завтра ты можешь приступать к работе. Мы тебя берем, и надеемся, что тебе у нас понравится.»

Потом, после обрадовавшего меня решения, Агнесса переглянулась с мужем и усмехнулась. При этом я заметила, какая жесткая у нее усмешка. Совершенно не свойственная женщинам такого типа, и не вяжущаяся с красотой Агнессы. «Вот теперь что. Ты напрасно оделась так скромно. Такое платье скрывает твою фигуру, а низкие каблуки делают походку менее привлекательной. Для продавщицы же это очень важно. Мы хотим посмотреть на тебя повнимательнее. Hу-ка встань и пройдись перед нами.»

Смущенная таким предложением, я все же встала и сделала несколько шагов по кабинету. Потом прошлась обратно. Агнесса осталась неудовлетворена, «нет, так не пойдет. Это нам не нравится. Правда?» — обратилась она к мужу. Hиколай согласно кивнул головой.

«Во-первых, приподними платье. Да-да, вот так пальцами. Подними его повыше, чтобы мы могли хорошенько рассмотреть твои ноги. И тебе нужно поработать над своей походкой. У тебя достаточно соблазнительные бедра. Ты должна ими покачивать при ходьбе.»

Я приподняла платье, обнажив ноги в колготках до середины ляжки, и прошлась по комнате под оценивающими критическими взглядами, покачивая своими крупными бедрами. Мне это не понравилось, вернее, смутило. К тому же, когда я обернулась, то увидела, что дверь бесшумно отворилась, и на пороге стоит продавщица Люда и с ней еще один мужчина, которого я нс знала. Они тоже смотрели на меня. Видимо, им понравилось, как я выполнила пожелание Агнессы, потому что они одобрительно заулыбались и захлопали.

«знаешь, Агнесса, нам с Толей кажется, что из нашей новенькой будет толк. Правда, милый?» — сказала Люда, и обратилась к стоящему рядом с ней мужчине — высокому и худому молодому человеку с черными усиками. Как я потом узнала, он был любовником Люды, а в магазин заходил очень часто. Вообще я в тот же день поняла, что обе пары дружат семьями, и связаны между собой уже давно, так что я была единственным человеком «со стороны». Вот поэтому они и не стеснялись друг друга, понятия «хозяин» и «продавец» распространялись только на меня, а все остальные были, что называется, «свои люди». Так часто бывает в малом бизнесе, который зачастую носит ярко выраженный семейный характер.

Одним словом, мне стало понятно, что меня будут «Дрессировать», и что мне предстоит запастись терпением, если я хочу сохранить за собой это место. Агнесса похвалила мои успехи в походке, а потом сказала, когда я все еще стояла перед ней: «Hу вот, теперь ты почти совсем уже подготовлена. Ты поняла, что мы хотели тебе сказать. Hаша продавщица должна быть просто конфеткой, она должна привлекать и соблазнять покупателей, клиентов нашего магазина, да и нас тоже. Мы на этом настаиваем. Так что отнесись к нашим требованиям серьезно. Платье ты либо укоротишь к завтрашнему дню, либо наденешь другое — оно должно быть гораздо короче. Тебе не следует закрывать и прятать свои прелести. Кроме того, я обратила внимание, что на тебе надеты колготки. Это действительно так?»

Я кивнула и покраснела от досады. Я не могла тогда понять, что тут такого. Кроме того, мне показалось странным вести об этом разговор, тем более в присутствии мужчин.

«Этого больше быть не должно. Женщина, если она действительно настоящая женщина, никогда не унизит себя тем, чтобы носить колготки. С завтрашнего дня только чулки. Запомни это. Колготок на работе больше быть не должно.»

Нет, мне никогда бы не пришло в голову рассказывать об этом, если бы не два обстоятельства. Во-первых, рассказывая вам сейчас обо всем, что со мной произошло, я имею твердую гарантию, что вы никогда не узнаете моего настоящего имени. А, во-вторых, я не могу побороть искушение рассказывать о том, что произвело на меня такое огромное впечатление.

Мы, может быть, будем встречаться с вами каждый день на улице, но вы никогда не узнаете, что я – это я. А что касается вас, дорогой читатель, то и вы никогда не станете подозревать, что идущая вам навстречу элегантная молодая дама – это героиня некогда прочитанной вами исповеди.

Итак, по порядку. Я молода, красива. Чего ж еще? Но кроме этого, я еще и умна. К моим двадцати восьми годам я стала одним из ведущих журналистов нашего толстого журнала. То, что я писала о проблемах экономики и социальной политики, нисколько не противоречило тому, что я всегда оставалась изящной дамой, можно сказать, роковой женщиной нашего круга. С мужем я развелась три года назад и с тех пор успела вскружить голову не одному репортеру и даже журнальному менеджеру. Но сама при этом, хотя и испытывала должное физическое удовольствие во время интимной близости, всегда в душе оставалась холодна и равнодушна.

Время от времени мне был нужен мужчина, желательно молодой и красивый. Ну, так что же? Я всегда находила то, что мне было нужно. Потом я пользовалась этим найденным и без всяких сожалений оставляла. Конечно, я дарила ласки мужчине в постели, но никогда не теряла при этом головы, делала то, что требовалось для моего же удовольствия, и все. Ну, может быть, еще самую чуточку в качестве благодарности красивому самцу за его старания.

А после этого я совершенно спокойно вставала и уходила, чтобы никогда больше не видеть это очередное глупое и самодовольное лицо. А должна вам заметить, что все эти обворожительные в постели красавцы хороши только там. Когда же они вдруг случайно открывают рот, оттуда вылетает такое, что пропадает всякая надежда на оргазм. Поэтому я всегда старалась в таких случаях притворяться молчаливой, чтобы и партнер уж поменьше говорил во время обязательного по стандартной программе ужина вдвоем в уютном ресторанчике. Я постаралась поскорее закончить обязательную часть и скорее ехать к нему или ко мне, чтобы сделать то, в чем я физически нуждаюсь два-три раза в месяц.

Самое главное, я ужасно боялась кем-нибудь невзначай увлечься. Вот этого мне совсем не хотелось. Правда, эта опасность была скорее умозрительная, чем реальная. Уж очень глупые партнеры мне всегда попадались. Богатые – да, красивые – да, ловкие в постели – о, да. Но чтобы интересные? О, нет!

Так бы все это и продолжалось, если бы в одно прекрасное утро в понедельник редактор не позвал меня к себе в кабинет.

Вы заметили, что все неприятные вещи обычно начинаются в понедельник? Я тоже это заметила давно. Во всяком случае, именно так я подумала, когда услышала, что по заданию журнала мне надлежит отправиться в одну богом забытую африканскую страну, чтобы через месяц привезти оттуда цикл очерков о социальных проблемах. Какой ужас, – подумала я. Глупо тащиться туда, еще глупее писать о проблемах социальной помощи в Африке. Еще глупее публиковать это в респектабельном европейском журнале.

Но что же делать? Тем более что редактор весьма прозрачно намекнул мне, что такая командировка – знак доверия ко мне со стороны редакции, что отказ вызовет непонимание, а согласие – напротив, что-нибудь хорошее и осязаемое. Вроде заказа на статью о Богамах с трехмесячной оплаченной поездкой туда.

Журналисту вообще не приходится особенно выбирать. А перспектива снискать благорасположение богатой редакции – это вещь серьезная. Итак, я спросила, когда я должна вылетать. Не стану утомлять вас описаниями своего пути, да и самой дыры, куда, в конце концов, я попала. Тем более что это не имеет уж такого прямого отношения к существу моей истории.

После недели пребывания в столице страны, после душных ночей в единственном приличном отеле, после жары и непривычной пищи мне пришлось пойти на еще большее испытание. Я должна была поехать в небольшой город на юге страны и провести там несколько дней. Коллеги хотели мне там что-то показать. Что ж, ехать, так ехать. Я тяжело вздохнула и собрала свой маленький чемодан.

Городок Мумбо-Юмбо тонул в мареве тропической жары. Рои мух, грязь на улицах и крики африканского базара – все это смутило меня в первый же день. Коллеги оставили меня в номере отеля уже поздно вечером и ушли. Я осталась одна. У меня было смутное подозрение, что мои местные коллеги и доброжелатели просто воспользовались предлогом, чтобы прокатиться в этот городишко, где у них какие-то личные дела. Они, кажется, всё придумали о том, что здесь есть что-то для меня интересное. И вот теперь, благодаря этой нехитрой африканской выдумке, я вынуждена несколько дней до ближайшего авиарейса в столицу провести здесь. Какая тоска.

На первом этаже отеля располагался ресторан, и оттуда доносилась национальная музыка. Что-то среднее между тамтамом и криком удушаемого козленка.

И тут мне пришла в голову вполне нормальная в Европе, и столь же дикая в Африке, мысль спуститься вниз и посидеть в ресторане.

До сих пор не могу понять, почему я сделала это. Наверное, все дело в том, что я развелась три года назад, а все разведенные женщины

немного с приветом. Просто «приветы» у всех разные. Вот мой вдруг проявился таким странным образом.

Я уселась за столик на террасе и почти сразу пожалела о том, что пришла сюда. Нет, опасности не было почти никакой. Но какая скука смотреть на два десятка черномазых, которые сами скучают, да еще и напиваются.

На меня они обращали очень мало внимания, хотя я и была единственная белая женщина тут. Все-таки времена меняются, даже тут, и белых женщин они уже видели не раз. И отлично знают, что чудес на свете не бывает и никакая нормальная белая женщина с ними не пойдет. Оставьте свои мечты.

Поэтому, что и смотреть, если результат заранее известен. Нет, я не хочу сказать, что не видела в столице страны белых проституток. Видела, конечно. И черные пользуются ими. Но этих жалких потрепанных созданий сразу видно насквозь, и про них все понятно. А приличные дамы, конечно, не для здешних мужчин, и это тоже всем понятно. Тем более, невдалеке от террасы, где я сидела, виднелась огромная фуражка местного полицейского.

Но тут я увидела нечто непривычное для здешнего антуража. К моему столику приближался рослый белый мужчина. Его белый костюм дополнялся элементом вечернего туалета, на нем была твердая белая шляпа. Весь его вид выдавал местного жителя. Тут была и уверенная манера держаться, и то, что постоянно его окликали сидящие за столиками африканцы. Мужчине было лет тридцать пять, и он был чертовски хорош собой. Несмотря на европейский костюм и нордическую внешность, в нем было что-то первобытное, звериное. Это было заметно с первого взгляда. Мужчина улыбался и держался с достоинством и непринужденностью, но в глазах играли огоньки страсти, губы его подрагивали, а крылья носа раздувались, выдавая чувственность натуры.

– Можно ли присесть к Вашему столику? – спросил он, чуть наклоняясь вперед. Потом, видя мое замешательство, сказал:

– Меня зовут Рольф. Я хозяин этого ресторана.

Я кивнула и согласилась. Рольф уселся напротив меня.

– Вы здесь впервые?

– Ингрид. Я здесь по делу, – я рассказала Рольфу, как я оказалась тут.

Он производил впечатление вполне воспитанного человека. Если в нем и было что-то животное, то он умел скрывать это. Мы немного поговорили о здешней жизни. Рольф сказал, что он приехал сюда много лет назад и теперь уже прочно осел. Тем более что ресторан дает неплохой доход. Вот только, – посетовал он, – он тут единственный белый и иногда ему бывает скучно. Я и представить себе не могла, как можно в одиночку жить в такой дыре, как этот Мумбо-Юмбо. С уважением я смотрела на Рольфа. А он, между тем, предложил мне выпить за знакомство. Принесли бутылку шампанского.

После шампанского Рольф предложил мне немного прогуляться, и я согласилась. С таким солидным провожатым не страшно ходить даже по Мумбо-Юмбо.

Итак, мы отправились. Неторопливо разговаривая, мы пересекли площадь, миновали несколько улочек, и вдруг Рольф сказал:

– Наверное, Вам было бы интересно познакомиться с настоящей местной жизнью, почувствовать африканский колорит. Я знаю, все приехавшие из Европы хотят ощутить местную экзотику.

– Что Вы имеете в виду? – спросила я.

Рольф взглянул на меня и усмехнулся.

– Я имею в виду пригласить Вас посетить местное экзотическое заведение. Конечно, там, как и везде, будут одни черные. Но Вам с этой стороны нечего опасаться. Вы же будете со мной.

Когда молодая красивая женщина попадает в дыру вроде этой, она всегда в непривычной обстановке чувствует себя неуверенно. Ей всегда хочется на кого-то опереться. А Рольф производил впечатление уверенного в себе человека. Кроме того, в каждом мечтательном человеке из Старого Света живет романтическая мечта о благородном соотечественнике, натурализовавшемся среди дикарей. Эта тема въелась в нашу европейскую кровь вместе с романами Майн Рида и Фенимора Купера. Мы вынашиваем нашу мечту о прекрасном принце, которого можно встретить в джунглях. Этот образ формировался у нас под влиянием того обаяния, которое мы сохранили от Зверобоя, Твердой руки и героев Карла Мая.

Именно поэтому я так легко согласилась на предлагаемое мне приключение «с экзотикой».

Опираясь на руку, любезно предложенную мне моим очаровательным благородным проводником, я пошла вперед по темной неосвещенной улочке. Шла без страха. Мне легко удалось убедить себя, что с таким проводником ничего страшного со мной не может случиться.

Помещение, в которое мы попали, было обширным, без мебели. Оно, вероятно, было построено из жердей и сверху покрыто кровельным железом. На полу лежали циновки, освещение было довольно тусклым. Впрочем, это нисколько не помешало мне оглядеться и увидеть, что помещение как бы разделено висящими циновками на отдельные кабины. В некоторых сидели черные мужчины по двое или трое. Впрочем, разделение на кабинки было вполне условным, подобно кабинкам в ресторане. Все равно ничто не мешало видеть при желании все, что происходило во всем зале.


Статьи по теме